О еде, продуктах и ценах (procen) wrote,
О еде, продуктах и ценах
procen

Один из тех барменов, ради которых стоит посещать заведения города, Джел Ибраимов рассказал «Ресторанам Нового Калининграда.Ru» о том, почему решил на время прекратить работу, что нужно сделать, чтобы продержаться всю ночь, почему женщины напиваются аккуратнее мужчин и чем русский бармен отличается от европейского. Клиенты бывают у проституток и адвокатов, а у меня — гости.

После школы почти все пацаны в нашем районе собирались поступать на автослесаря. Ну, и я сними за компанию. Меня мама отговорила, сказала: «Ты что, хочешь круглый год лежать грязным, вонючим под машиной или ты хочешь работать в тепле, чистоте, и чтобы девушки кругом ходили красивые?». Я поступил в техникум на повара-кондитера, мне это все нравилось, но в то же время привлекала и профессия бармена. Я тогда еще фильм «Коктейль» с Томом Крузом в главной роли посмотрел, и потом много раз его пересматривал, отличное кино, кстати, рекомендую, так что вообще все уже было решено, и я сразу после техникума попросил оставить меня там же, и поступил на курсы официантов-барменов. Но меня все отговаривали: да зачем тебе снова, да еще столько же лет. Тогда в городе только открылись курсы для барменов — они длились три месяца. Включали в себя практику и дальнейшее трудоустройство. В общем, я их закончил и попал на свою первую работу, в ресторан «Гранд-холл». Но за барную стойку я встал только спустя несколько месяцев, до этого пришлось работать официантом. Никогда не забуду свой первый столик, который обслуживал. Ужинали несколько взрослых женщин, а в «Гранд-холле» такие правила, что ты должен сопровождать своих гостей, весь вечер их вести. В общем, я весь вечер им подносил, наливал, убирал, стоял, вытянувшись в струну с рушничком, и к концу ужина, когда уже принесли счет, они, прежде чем дать чаевые, просто расцеловали меня, и я так и стоял зацелованный ими с рушником, смущенный, а они обнимали меня, хвалили. В общем, в первый раз я справился.

Сколько те женщины оставили мне на чай, я не помню, но первые крупные чаевые я получил, работая именно в «Гранд-холле». Был корпоратив какой-то крупной компании, праздновали в «Вавилоне», ну там понятно, что в счет все включено, и вот один мужчина в дорогом костюме подошел к нам. Спросил, есть ли сигары? Мы дали ему все, что у нас было, он каждую обнюхал, выбрал себе подходящую, и говорит: «А сколько я должен?» Мы отвечаем: «Ну что вы, тут же все уже включено в счет». Он: «И на чай не надо?» Мы: «Нет, не надо». А он: «Как, вам от меня денег взять стыдно?», и достает из кармана пачку стодолларовых купюр и каждому из нас не глядя сует — «На! На!». Я их, конечно, ни на что серьезное не потратил, просто прогуляли в ту же ночь все до копейки.

Мне нравился такой ритм безумный: смену отстоишь и сразу после этого едешь в «Монетный двор», там выпьешь, потанцуешь, надоест, и в «Планету» или наоборот, потом домой, пару часов поспать и снова на работу. Несколько лет мы так ночи проводили. Теперь все, здоровье не позволяет, и надоело, если честно. У меня спрашивают про разные допинги, которые позволяют продержаться всю смену бодрым. Но я ничего кроме энергетиков на работе не пью, точнее — не пил.

Я ушел в «Вавилон» после «Гранд-холла», проработав там три с половиной года. И это было не просто. В этом ресторане ведь как: каждый день банкеты, вечером начинаются, глубокой ночью заканчиваются, ты выносишь весь алкоголь из бара гостям на стол и ждешь, пока все выпьют, ну, или подойдет за вечер к стойке пара человек, банальную «отвертку» закажут или еще что и снова за общий стол. Помню, как одна торговая сеть свой корпоратив отмечала, триста человек, и к стойке во время торжества подошли человек десять мужчин, все в костюмах, и все как один заказали Б-52. Я сделал все как нужно, и представь, что вся стойка горит, а они стоят, разговаривают. Я им: «Пейте быстрее!». Ну, они и выпили. Тогда мало кто знал, как правильно пить Б-52, они чуть рты себе не пообжигали.


За три года непрерывных банкетов в «Гранд-холле» я разного навидался. Мог уже по лицам и костюмам гостей на входе определить, что за праздник будет — веселый или не очень, с дракой или без. Помню, что однажды свадьба была, и все на ней в черном были, как на похоронах, но нет, не готы, вроде нормальные люди, только все в черном и очень грустные. Тамада просто извертелся перед ними, как он только ни шутил, что только ни придумывал, но за весь вечер так никого и не смог поднять из-за стола.

Первое время приходилось недоливать, но просто условия такие были. Вообще, я так не делаю: зачем, когда человек все равно рано или поздно догадается об этом и отношения будут испорчены, доверие потеряно, кому это надо? Мне не надо. Лично мне пару раз недоливали, причем, однажды это произошло на закрытом конкурсе барменов. Там можно было выпивать в баре, и парень несколько раз специально не долил мне коньяка в шот — зачем, спрашивается так делать, когда здесь все свои и все всё видят? Может, это уже привычка такая, типа профессиональная, может, наглость.

Потом в «Якиторию» ходил один гость, которому я делал один коктейль авторский, ну приятно же когда относишься со всей душой и делаешь ему что-то нестандартное. Так вот, этому мужчине я делал горячий коктейль. И как-то раз он заговорился, забылся и накрыл свой шот рукой. Ну, естественно из-за высокой температуры шот присосался к его руке. Этот мужчина потом долго еще ходил с таким круглым шрамом от ожога, показывал вместо приветствия.

Клиенты бывают у проституток и адвокатов, а у меня — гости. Приятно, когда гости в бар приходят именно к тебе. Сейчас я уже в «Дредноуте» не работаю, но те люди, которые ходили ко мне и в «Дредноут», и в «Якиторию», и в «Вавилон» звонят или пишут, просят, чтобы сообщил, в какой бар устроюсь.

На самом деле, девяносто процентов женщин, в отличие от мужчин, если они пришли в бар и много там выпили, то уходят сами — они вызывают такси, расплачиваются и едут домой, природа у них такая. Ну, есть еще десять процентов, которые любят поискать после всего приключений, но это особый случай. Женщины организованные: приходят с подружками, выпивают, ну мало ли что там у них случилось — парень бросил или свадьба завтра, а сегодня девичник — они точно пойдут домой. А вот мужчины после определенного количества спиртного тут же звонят друзьям, отправляются в другой бар или клуб, и тех своих друзей, которые уже на ногах не стоят, тоже с собой тащат.

Ну, женщины, конечно, разные бывают, и плачут, и смеются, и на барной стойке пробуют потанцевать. Скажу честно, что есть и такие, которые после смены могут понравившегося бармена дождаться. Я еще в «Вавилоне» работал, и как-то раз пришла одна девушка, ну очень красивая, пила какую-то легкую девичью вещь — типа мартини с водкой и лимонным соком, но пила грамотно, и мы с ней разговорились. Она спрашивает: а после работы что делаешь, я говорю: да ничего. И она меня дождалась, мы с ней вышли из «Вавилона», пошли в «Солянку» — у нас тогда была такая традиция в солянку ходить и пить там кофе с коньяком. Мы с ней посидели. А погода хорошая — поехали на первой электричке на море, а с моря к друзьям моим в гости, что было потом, история умалчивает, но на следующий день мне нужно было идти на работу.

Вот моего приятеля-бармена, когда он еще работал в «Ольштыне», как-то утром после смены три девушки у главного входа дожидались, злобно друг на друга посматривали и ждали. Мой товарищ не растерялся, вызвал такси к служебному входу, сел и уехал один, чтобы никого не обидеть.


Работа бармена — она как болезнь, если подцепил ее, то все, считай, пропал, она затягивает. Но пока я вполне комфортно чувствую себя и в качестве гостя. Я бы хотел попробовать себя в другом качестве, приходить к девяти утра, потом обедать, в шесть часов вечера домой, а по выходным бы снова вставал за бар, для удовольствия, оставил бы себе такое хобби. Но пока я комфортно чувствую себя и по другую сторону барной стойки.

В Европе к этому совсем другое отношение, не то, что в России. Вот мы приезжаем на чемпионат барменов за границу — двадцатилетние пацаны на кураже, а наши соперники там уже взрослые люди, им уже за тридцать. Здесь же все начинают с восемнадцати, и лет в двадцать пять уже уходят, для большинства это просто веселая временная работа, деньги, которые только кажутся легкими, хотя на самом деле это конечно не так. В Европе бармен — это профессия.

Если хотите продержаться всю ночь в баре — не смешивайте напитки и лучше не пейте все то, что сладкое и тем более с газом. У того, кто пьет чистый коньяк или ром с лимоном шансов остаться трезвым больше, чем у того, кто пьет эти же напитки с колой.

Есть прекрасный коктейль, его почему-то мало кто знает и редко заказывают. «Дорога в ад» называется: пьешь из коктейльной рюмки через соломинку горящий коктейль, состоящий из куантро и самбуки, и запиваешь тут же стопкой ледяной водки. Главное, чтобы она на самом деле была ледяной. Сам шот сладкий, поэтому кажется, что у водки вкус воды, но это всего лишь иллюзия. Пара таких коктейлей — и все, вас можно уносить домой.

http://www.newkaliningrad.ru/afisha/publications/1732141-barmen-dzhel-ibraimov-klienty-byvayut-u-prostitutok-i-advokatov-a-u-menya-gosti.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments